Ясная Поляна

Кирилл Олегович — яснополянский экскурсовод — со знанием дела, за что ему большое спасибо, поведал нам, что основной доход Толстой получал от писательского труда, а не от деятельности имения.

Я не смог удержаться и спросил:

— Так сколько же денег зарабатывал Лев Николаевич (так звали Толстого) от своих произведений?

— «Анну Каренину» он продал по 500 рублей за лист. Учитывая количество листов, это огромные деньги для того времени.

Мысль о том, насколько большие это были деньги и что можно было на них купить, не давала мне покоя, поэтому я обратился в Гугл.

Выяснилось, труд писателя измерялся в авторских листах. Это порядка 20 книжных страниц. Так что, с учетом объема романа, Толстой получил за него 20 000 рублей. На эти деньги в то время можно было купить:

  • дом в Москве (12 000 ₽),
  • дубовую рощу в Рязани (5000 ₽),
  • дрожки с верхом (570 ₽),
  • бричку без рессор (300 ₽),
  • 1000 сигар разных фабрик (40 ₽),
  • 30 вольтеровских кресел красного дерева, обитых бараканом (600 ₽),
  • 5 шкафов для посуды (95 ₽),
  • 2 собольих палантина (800 ₽),
  • 10 пар опойковых сапожек (80 ₽),
  • 100 кожаных портфелей (330 ₽),
  • 60 стальных бритв (85 ₽),
  • 120 фарфоровых чашек (50 ₽),
  • 4 пуда стеариновых свечей (40 ₽),
  • 4 крупные дыни (10 ₽).¹

Неплохо, да? А вы думали, для чего я пишу весь этот бред блог?

По сравнению с этим, Лермонтов со своими 1 500 ₽ за «Героя нашего времени» был провинциальным нищебродом. К наследию Михаила Юрьевича (имя Лермонтова, если что) я еще вернусь.

Ясная Поляна — прекрасное место с плохой инфраструктурой и невыразительным сервисом. Вроде и пейзаж радует глаз, и воздух пьянит, и люди тут хорошие, не хуже, чем везде. Да только вот, то тут что-то криво, то там что-то косо, что от этих мелочей все впечатление портится. Земляные дорожки, маленькая парковка, трафик туристов, касса через форточку в сторожке, таблички на листах в файлах — словно ты не по государственному музею гуляешь, а вокруг сельпо, где продавщица «Ушла на обед».

Вся усадьба как могила Толстого. Понимаешь, что покоится тут великое, а стоит на краю оврага, вычурно скромно, как бы говоря, мол, все эти ваши дорожки каменные — это мирское, а мы выше этого. Поэтому извольте не роптать, заплатить 400 рублей и бахилы надеть.

Вспоминаю лермонтовские «Тарханы»: мощеные дорожки, клумбы, мосты, лодки и везде чистота и уют.

Таксист, с которым уезжал, — вдвшник в возрасте — возмущался:

— Такое знаковое место, со всей России сюда едут, столько иностранцев, а не могут два километра хорошей дороги от трассы до усадьбы сделать. Каждый раз, когда везу сюда кого-то, мне прямо стыдно за это.

Потом он с гордостью рассказывал, как немцы так и не взяли Тулу, и в честь этого по пути стоит стелла, но мне отчего-то все еще было стыдно за дорогу к Ясной Поляне.