Тутаевский полумарафон 2016

О Черной горке я узнал случайно. Покупал что-то в Беговом магазине на Фрунзенской набережной, и слово за слово возник с продавцом разговор про полумарафон в Тутаеве.

— Ну, там такой спуск, — говорит он, показывая рукой как бы пикирующий самолет, — а потом такой подъем! — и его самолет резко устремляется вверх после поворота.

— Угу, — подумал я.

Тогда мне это ни о чем не говорило. Даже если бы он сказал, что набор высоты на этом участке составляет 30 м на дистанции 300 м, а так оно и есть, я бы это не оценил. Как оказалось зря — именно Черная горка меня и убила.

Определенной цели по времени у меня не было. Отлично было бы выбежать из двух часов, хорошо — пробежать в темпе 6:00 мин/км и быстрее, удовлетворительно — просто финишировать. То есть, с самого начала у меня не было никакой тактики, поэтому я ее не придерживался. Это тоже меня подкосило.

Со старта все побежали, и я побежал. Быстрее, чем планировал. Тем более старт под горку, все на позитиве, так что, почему бы и не 5:30, а под горочку бывало и все 5:00.

Черная горка появляется внезапно где-то на 3 км круга. В дальнейшем делишь дистанцию в голове уже по ней. Первый раз я забежал в нее довольно бодро и сразу подумал, что второй раз забегу тоже, третий уже будет тяжело, а что насчет четвертого? Об этом не хотелось думать.

Самое страшное, что после этого подъема негде отдохнуть, потому что дальше в плоть до стартовой зоны начинается длинный тягун вверх. Складывается впечатление, что в Тутаеве все время бежишь в гору. Теплая погода и высокий темп привели к тому, что после первого круга я сильно хотел пить. На пункте питания взял два стаканчика: один с изотоником, второй с водой. Пытался пить на ходу — половину расплескал. Подумал, что в следующий раз надо брать свою бутылку. В дальнейшем ощущение жажды не покидало меня вплоть до финиша. Вот даже сейчас прошло уже два дня после забега, а у меня чувство, что я хочу пить в Тутаеве.

Так получилось, что первый круг я продержался за пейсмейкером 1:54. На второй Черной горке меня обогнала группа во главе с 1:59 и я решил держаться за ними. Что и делал два круга.

На четвертом круге меня стало, как это говорится, вырубать. Не было такого, чтобы мышцы забились или боли какие-то. Так только в правом боку покалывало и плечи устали (надо больше ОФП, подумал я). Просто накатила общая усталость, и организм не хотел бежать, а хотел остановиться, лечь и пить. В итоге сбавил темп и где-то на 17 км стал отставать от 1:59.

На последнем спуске перед Черной горкой парнишка — не помню уже, волонтер или нет — предложил воды. Спасибо ему, пожалуй, эти два глотка вернули меня в гонку. В следующий раз точно возьму свою бутылку. В итоге в злополучную горку вбежал на 3/4, остальное прошелся пешком. Все таки, к такому жизнь меня не готовила. Вернее, я не готовился на тренировках. Теперь уж точно добавлю бег в гору в тренировочный план.

Километра за полтора до финиша попробовал догнать пейспейкера 1:59, который уже виднелся периодически вдалеке, но получилось лишь сократить отставание метров до 200.

Финишировал с полуприподнятыми руками, потому что поднять их сил уже не было. Получил медаль и, не рассматривая ее, побежал дальше до пункта питания, попил водички, съел бананов. В следующий раз возьму с собой гели, на бананах как-то тяжеловато.

Для любителей статистики

Темп-Высота

Затем получил как финишер горячее питание: тарелка гречки, хлеб, чай, крашеное яйцо и кулич в честь Пасхи. Все влетело в меня как в топку. Прибор показывал, что потрачено 1900 ккал.

И тут усталость как рукой сняло. Народ валялся на травке без сил, демонстрируя мозоли и натертости на босых ногах, а я бодрячком и без травм. Случайно встретился с пейсмейкером 1:59, поблагодарил его за пейс. Тот поинтересовался, уложился ли я, а я и не знал еще времени. Трасса, говорит он, длиннее метров на 400… А мне уже как-то все равно. Время узнал, когда делал гравировку на медали — 02:01:24. С поправкой на рельеф поставил себе пятерку. А за подготовку трояк влепил.

Переоделся, взял фотоаппарат и прошелся пешком по тому же маршруту. Вот этот дом надо будет обязательно сфотографировать, думал я на каждом круге.

Он квинтэссенция всего Тутаева: старый, подразвалившийся, но красивый.

DSC_4461