Бег, меняющий жизнь

Давно уже зрели мысли на эту тему и копились наблюдения, но не хватало яркого и претенциозного заголовка, который я нагло тиснул у проекта «Бегом по Золотому кольцу».

Эпизодически я бегал довольно давно, но на поток поставил это увлечение лишь в конце лета 2015-го. Вероятно, оно и не переросло бы во что-то большее, если бы однажды в сентябре того же года я не встретил в метро тех ребят — участников Московского марафона. Именно в тот момент я понял, что хочу вот также ехать домой в метро с медалью и ловить на себе восхищенные, изумленные и просто непонимающие взоры. И разумеется я хотел пробежать сам марафон. Не знаю, почему зависть считают плохим чувством, но та искра до сих пор горит во мне и гонит на пробежку. Хотя, мотивация со временем стала другой.

Бег стал отличной практикой для постановки целей и их достижении. Цели принесли с собой новые, хорошие кроссовки и прочую экипировку, а также внутреннюю дисциплину и контроль над собой. Я бросил курить, и три-четыре раза в неделю у меня была тренировка. В любую погоду.
Зимой я топтал дорожку вокруг пруда возле дома, а весной грунт вокруг футбольного поля. По выходным выбирался в Мекку московского бегового движения — Лужники. Еще года три назад бегуны в моих краях были редким видом и на них показывали пальцем и хихикали за спиной, посасывая пивко через затяжку на трибуне стадиона.
Время шло, дистанции росли, пульс снижался, а жизнь вокруг стала меняться. Пробегая в очередной раз мимо мирно побухиваюх граждан, я стал замечать, что им становится дискомфортно находится рядом. Они отводили глаза, а закуривали только после того, как ты пробежишь мимо. Может быть это мои домыслы, но мне кажется, им неприятно чувствовать себя говном. Например, видно, как неуютно телочкам со свисающим за пределы джинсов телом наблюдать за пробегающей мимо упругой попкой. Думаю, они понимают, куда в этот момент направлен взор угощающего их пивком паренька и в чью пользу сравнение. Как говорили древние, человек — мера всех вещей, и волей неволей мы смотрим на людей через призму сравнения с собой.

Со временем бегунов на дорожке стало больше, а алкашей на лавках меньше. И как подарок за терпение и труд на стадионе появилась хорошая беговая дорожка. Так бег немного изменил мир вокруг.

На 2016 год у меня была амбициозная для новичка цель. Это все забеги серии “Бегом по Золотому кольцу”. Причем, по-максимуму, — семь полумарафонов и марафон. В дальнейшем марафон пришлось заменить на половинку, а в качестве компенсации добавить еще два полумарафона.
Не буду углубляться в детали каждого забега. Попробую обобщить.
Беговое движение это отдельный мир. Мир, где все настоящее и все равны. Пусть кто-то бежит быстрее или медленнее, но ты понимаешь, что этот человек прошел тот же путь. Нельзя купить темп 4:30, и никакие связи не дадут тебе пульс 140. А значит тот парень или девушка независимо от своего положения такие же как ты. Эдакий клуб, место в котором можно получить только через труд. Собственно, эта атмосфера равенства и задает тон свободному и непринужденному общению.
Со временем схема “цель — план — мотивация” стала приносить плоды и в обычной жизни.

Диалоги с таксистами

Среди многих типов, на которые можно разделить таксистов, есть два особо важных, стоящих особняком, — разговорчивые и неразговорчивые. С последними все понятно, а вот с первыми все гораздо интереснее.
Если ехать далеко, то рано или поздно кроме всех его жизненных перипетий ты узнаешь, сколько прибыли он упускает, работая на арендованной машине. А он узнает, что ты работаешь в банке.
После этих слов в голове таксиста возникают два вопроса, которые он и озвучивает в том или ином порядке. Это топ-2 рейтинга вопросов любому банкиру.
«Дают ли в вашем банке кредиты?»,— обычно спрашивается в первую очередь, если машина в аренде, а у таксиста мечта купить свою. Второй вопрос — «Что будет с курсом доллара/евро?».
Самый же интересный и жизненный вопрос был от одного дагестанца. Он интересовался, как купить машину в кредит, если по шариату кредит запрещен. Вкратце рассказал ему про исламский банкинг (что вспомнил). Мол, банк покупает машину себе, а потом продает тебе в рассрочку дороже, но кто этим занимается в Москве не в курсе. Таксист был поражен простотой схемы и хитростью банкиров.
Но вернемся к нашему топу. Чаще всего, если не хочется углубляться в диалогах, то отмахиваюсь тем, что кредиты не даем, а по поводу курса у простого таксиста вообще не должна голова болеть. Если у него не валютная ипотека, конечно.
И тут в голову закралась идея, которую уже тяжело оттуда изжить. А почему бы не повлиять на общественное мнение? Сугубо из патриотических соображений. Теперь буду говорить таксистам какой-нибудь набор умных слов из словарика трейдеров — знаешь, волатильность на рынке высокая… доллар преодолел психологическую отметку n рублей… лично я бы продавал…
Представляете, какой вирусняк можно запустить по городу? Байка «Однажды вез одного банкира, и он сказал по-секрету…» выглядит сильно.

Самый счастливый день в жизни

Время стирает все, кроме воспоминаний о счастливых моментах. Можно сколько угодно заваливать этот святой источник памяти камнями жизненных проблем и песком рутины, но утоляющая жажду прекрасного влага, все равно просачивается наружу.
Осень — лучшее время для счастья. Вот ты после зимней спячки набираешь весенние обороты, рвешь на полном ходу в гору лета и, наконец, достигаешь вершины, прежде чем снова скатиться в снег и морозы. Это пик покоя — короткий отрезок теплого сентября.
Мы едем на старой Ниве по извилистой дороге сквозь осенний лес. Листья на деревьях уже готовы упасть, но словно ждут, чтобы мы насладились их последними днями и запечатлели их на негативах в своей памяти, чтобы в будущем любоваться на позитивы отпечатков. Мы молчали на заднем сидении, и она держала меня за руку. Солнце обдавало нас остатками тепла сквозь заднее стекло.
Это конная туристическая база в хвойном лесу. Здесь бурная, холодная и драматичная река и жаркая уютная баня. Здесь царит умиротворение. Сегодня здесь центр Вселенной.
Я выдыхаю все недавние проблемы и заботы и вдыхаю покой сосен.
Самый счастливый день в жизни.

Врач в электричке

Толпа внесла меня в тамбур электрички и прижала к противоположной двери.
— Уважаемый, поедемте ко мне на дачу. Выпьем коньяку, послушаем музыку…
Уважаемый что-то неразборчиво бурчал в ответ и выражал своим тоном недовольство.
Похоже, я немного пропустил завязку.
— Я врач, Михаил Николаевич Романов. Меня все знают.
Фамилия и имя изменены, так как настоящие я забыл.
Уважаемый не отвечал. Ситуация стала уже утомлять.
— Между прочим, заслуженный врач! — повысил ставку Михаил Николаевич, — ну поедемте же. Выпьем коньяку, закажем проституток.
Народ оживился. Мамы с детьми напряглись. В воздухе, которого и так не хватало, повисла интрига. Но уважаемый был крепким орешком.
— Соглашайтесь! Попьём дорогого конька, вызовем элитных проституток, — пошел ва-банк заслуженный врач.
Я почувствовал некоторую досаду от того, что тебе вроде бы и можно в Бельдяжки, но завтра утром нужно ехать в Санкт-Петербург.
— Эхельме кюхельме, — раздалось в углу в неожиданно повисшей паузе на непонятном языке.
— Вот не надо! — возмутился Михаил Николаевич, — Я понимаю по-таджикски.
— Я узбек. — ответил ему узбек.
— Слушай, узбек, поехали ко мне на дачу! Выпьем элитного коньяка, вызовем дорогих проституток, — с ноткой отчаяния Михаил Николаевич начал путаться в эпитетах.
Всё-таки, у нас страна поистине грандиозных возможностей, где простой узбек может поехать на дачу к заслуженному врачу и пить там коньяк с проститутками. С этой мыслью я был вынужден выйти из поезда, так и не узнав, чем закончилась история.

Как это было у меня

Прочитал на днях змечательную книгу Сергея Васильева «Как это было у меня. 90-е». Другой мир, который был у нас еще двадцать с небольшим лет назад.
Я начал в 2004, но даже это время сейчас представляется как каменный век. С трудом верится, что это было всего навсего 10 лет назад. В юрделах некоторых клиентов еще попадались заявления с просьбой принимать платежки от руки в связи с отсутствием печатной машинки, платежки на типографских бланках с пробитыми насквозь нулями и буквами «о» застревали в сканерах, а 10% отбраковки по сообщениям в Финмониторинг было неплохим показателем.
Но 90-е по рассказам старших товарищей это «ваще жесть» — деньги в сундуках, инкассация на жигулях…
У нас в деревне деньгами тогда сорил «СБС-Агро». И не смотря на какой-то сумасшедший трехзначный процент по кредитам, только ленивый не был фермером. Все фермерство большинства из них заключалось в том, чтобы купить технику, оформить землю и построить дом. Некоторые так ни разу и не выехали в поля, кто-то даже собрал один или два урожая. В начале 2000-х в строю остались единицы. Потом пришло время, когда стало дешевле покупать, и фермеры стали продавцами и грузоперевзчиками.
Банкинг до 90-х наблюдал глазами ребенка, так как много времени проводил у матери на работе. Это был какой-то стимпанк: телетайпы, счеты, пневмопочта, печатные машинки, массивные деревянные стойки и трафареты на стекле — КАССА. Там я впервые побывал в денежном хранилище, и, возможно, это повлияло на выбор профессии в будущем.

Муки технического прогресса

Сегодня впервые платил телефоном. Сначала опробовал технологию на бездушном автомате по продаже билетов на электричку. Сработало. Но как оно будет в настоящем магазине, где за кассой живой человек, а в спину дышат люди с йогуртами? Это было волнительное чувство. Что я отвечу кассиру, если он спросит «Наличными или картой?». Отвечу «Телефоном» — подумает «Вот придурок». Отвечу «Картой», а сам расплачусь телефоном. «Точно придурок», — подумает она. А если что-то не сработает? Люди с йогуртами в очереди подумают «Пфф…» и убедятся, что нет ничего лучше старых добрых билетов Банка России, а я подведу технический прогресс.
Но все прошло хорошо. Терминал принимает карты на автомате, а люди с йогуртами смотрели на меня как на гостя из будущего. Используйте современные технологии и не ссыте.

Торт

Угостили меня тортом. Вкусный, необычный. Раньше я такого не пробовал. Местами шоколадный. И хотя это его не портит, я бы предпочел без. Обидно, конечно, что он достался мне не целиком. С других краев вроде как крема побольше и все розочки там.Хотя вишенку кто-то уже съел. Но и мой кусок вроде ничего. Уж точно лучше, чем ничего. Однако, даже вкуснейшие торты однажды заканчиваются. А его маленькая часть так еще быстрее. И эта мысль больше не покидает меня и не дает им наслаждаться. С каждым укусом, с каждой ложкой приходит осознание, что скоро всё. И вот, когда остаются последние крохи, я вместо сладости торта чувствую лишь горечь утраты. Вместо того, чтобы смаковать нежный крем и сочные коржи, облизывать ложку и сахарную пудру с губ, я зол на торт и угнетен конечностью его бытия до такой степени, что думаю, лучше бы я его вообще не ел. Тогда бы он пропал. Или его съел кто-то другой. Утрата неизбежна. А я бы так и не попробовал.

Костромской полумарафон 2016

— Здорово, Кострома!
— Здоровенько!
— Что вы делаете?
— Полумарафон бежим.
— Ну, бегите, бегите…

«От многой мудрости много скорби, и умножающий знание умножает печаль». Так говорил Соломон. Трудно сказать, занимался ли он бегом, но уж точно бы решил дилемму бегать с носка или с пятки.
Когда бежишь первый раз, у тебя одна мысль — просто пробежать дистанцию. Со временем обрастаешь опытом и знаниями, и тут начинаются сомнения. В чем бежать? Шорты или тайтсы (mid, half, long или ¾)? Длинный рукав или короткий. В каких кроссовках. Брать ли гели и сколько. В кепке или без. И чем больше узнаешь о беговых деталях, тем больше сомнений. Уверен, что со временем это снова сведется к простому «просто пробежать». Наверное, это и будет то самое просветление, к которому стремишься, а в итоге получаешь ответ «42».
Кострома встречала гостей-бегунов не очень приветливо — дождем и чрезмерной прохладой. Это я был тем утром под одеялом и в кровати, а те, кто добирались поездом, с шести утра шатались среди торговых рядов.
Леонид, у которого на тот день за спиной было 288 (двести восемьдесят восемь) марафонов, сказал, что какие могут быть сомнения, естественно надо бежать с коротким рукавом. Если что, то двести восемьдесят восемь — это как триста, только без двенадцати, поэтому согласиться с Леонидом можно было и зимой.
Однажды страшное должно было случиться — я забыл дома датчик пульса. Осознание этого сначала шокировало. Это как поехать на шашлыки и забыть водку. Вроде бы, главное вот оно — жарь мясо и отдыхай, но чувство утраты чего-то важного все же гложет. Потом стало страшно и непонятно, как же бежать без пульса. «Ты сюда приехал бегать, а не пульс мерить», — сфокусировался я на важном, прогнал пасмурные мысли, и в голове просияло. Примерно то же самое было и с погодой. Стартовали уже под солнцем.
Дальше все шло обыденно. С точки зрения физиологии в виде наземной локомоции с фазой полета. Сначала ты отталкиваешься правой ногой, выносишь вперед левую, ставишь ее и уже отталкиваешься левой, вынося вперед правую. Для преодоления полумарафона повторить где-то 20 000 раз. Видите, как все просто.

06100-kostromahalf-20160612-ad2fc43f-3773-4640-9b10-fae52c557666-large

После 18 километра средний темп вышел на 5:18, а силушка еще была, поэтому было решено немного ускориться. Следующие два километра прошел за 4:48. Впереди замаячил пейсмейкер 1:49 и решил его догонять. Настиг уже в финишном створе, разогнавшись до 4:25.
Трасса неожиданно закончилась на 20 км 360 м по часам, зафиксировав время 1:46:31. Вроде бы новый рекорд, но огорчало, что не доложили целых 700 м. Учитывая, что средний темп на дистанции вышел 5:14, а в конце еще мог прибавить, то решил для себя, что хоть не на много, но выбежал бы полумарафон из 1:50.

20160612_152007

То ли потому, что Кострома первый раз проводит забег, то ли просто у меня уже нет того чувства новизны от события, но какого-то яркого впечатления о забеге не осталось. В маленьких городах лучи добра и любви сконцентрированы на маленькой площади и ты понимаешь, что для Тутаева или Мышкина это большое событие общегородского масштаба. В Костроме же это ощущалось как локальное мероприятие в рамках Дня России. Буду думать, что это только мне приелось и ждать следующего праздника в Рыбинске.

IMG_20160612_151359-01

Переславский марафон 2016

Изначально в Переславле я собирался бежать марафон. Зарегистрировался на него и даже готовился. Но где-то в апреле у меня состоялся диалог с внутренним тренером:

一 Тренер, я хочу бежать марафон.
一 Ты еще не готов.
一 Но я так много тренируюсь. Когда же я буду готов?
一 Ты поймешь.

Решено было отложить заветные 42,195 до лучших времен. То есть, до следующего года. Как раз перейду в следующую возрастную категорию. Х — хитрость. А пока продолжу бить личные рекорды на половинках.

В Переславле есть три крутые вещи: все местные достопримечательности, марафон и Арт-Отель. Ради любой одной из них туда стоит поехать. Я же убил сразу трех зайцев. Х — хет-трик.

На четвертый забег серии едешь как на встречу старых знакомых. Вот эта женщина в татуировках, вид которой позабавил в первый раз, на самом деле бежит быстрее тебя. Вот этот с рыжей бородой — Гриша Ленин. Эти ребята из RRUNS. А вон тот парень бегает с собакой.

Я стартовал почти из самого конца колонны. Даже пейсмейкера на 1:59 пришлось догонять километра два. После трех километров с этой группой пульс стал падать ниже 150, и тут я понял, что недооцениваю свою мощь и стал убегать.

Было жарко. Морило. С другой стороны Плещеева озера на нас двигалась гроза и марафонцы. На девятом километре ливануло. Дождь придал сил. Причем почти всем. Гонка ускорилась. Кроссовки залило. На половине пути организаторы забыли сделать пункт питания, как бы сказав этим «Воды нет, но вы держитесь! Всего доброго, здоровья вам, хорошего настроения». Но дождь выручил, поэтому многие даже не заметили эту ошибку.

Как говорят, попав в себя на темпе 5:20, догнал пару ребят. Слово за слово завязался разговор, и время полетело незаметнее. Почти сразу к нам присоединился Алексей Некрасов, которого наши 5:20 тоже вполне устраивали. С ним мы и финишировали, накатив километра за два до финиша до примерно 4:30.

pereslavlhalf-20160604

Каждый забег дает бесценный опыт. В этом я усвоил, что нужно смотреть прогноз погоды и брать с собой сухую одежду. В общем, погода не дала времени потусить в стартовой зоне после финиша и гонять чаи с гречкой. Пришлось отступать к гостинице, чтобы не замерзнуть. По дороге встретился полицейский уазик. Остановился. Стал спрашивать, сколько пробежал и за сколько, как вообще бежалось, про жару и дождь, откуда сам и так далее, пожелал удачи и пригласил на следующий год. Повестку не выписал. П — позитив.

Да, о результатах. 01:51:44. Это почти на пять минут лучше предыдущего результата в Мышкине. Средний темп 5:19. Самочувствие отличное. Усталости практически не было. По ощущениям можно было пробежать чуть быстрее или еще километров 5-7.

 

Размер и его значение

Кризис беспощаден. Такого подлого удара исподтишка я от него не ждал. Ну, ладно там нефть просела — были причины. Понятное дело рубль следом — с кем не бывает. К этому уже как-то привыкли. Гречка по 80 ₽ тоже нормально. Но вот чтобы так девальвировать размеры обуви — это нож в спину, товарищи. То, что сейчас позиционируют как 45-й, раньше 44-м стыдно было назвать. А на вопрос «Есть ли 46-й?» продавцы смотрят так, будто я спросил 52-й или килограмм героина в кредит. Иногда, конечно, что-то бывает 46-го, но выглядит эта обувь так, что после того, как обул её, нужно сразу лечь в гроб и умереть. Пользуясь случаем, заранее запрещаю нести мой гроб в страшных ботинках. С полнотой колодки повезет только, если мастеру было лень точить ее рашпилем, а у закройщика не получилось экономно обрезать кусок кожи. То есть, каждый раз это лотерея — заходишь в магазин, и словно защитный слой на билетике монеткой стираешь. Статистика говорит, что в наших краях 2-3% людей с 46-м. Шансы неплохие. Но это только в теории.

У меня на этот счет две теории. Одна экономическая, другая конспирологическая. Третью, что виноват Путин или Обама, пока не будем рассматривать. По первой теории, недорогую обувь больших размеров быстро раскупают, а дорогую мало привозят, так как не ходовой размер. Хотя, противоречие в этой теории прямо таки лежит на поверхности. По второй теории, если сделать допущение, что магазины, оптовики и фабрики собирают и обмениваются информацией по размерно-полнотному ассортименту, как, наверно должно быть в идеале, то получается мельчает нация. Вот за нацию больше всего и обидно, а я уж потерплю как-нибудь.